ОТЧАЯНИЕ. Роман
1
ГЛАВЫ
345678910

2. КОГДА НЕ ПРИХОДИТ СОН

Молодая женщина садится в кровати. Да, теперь она молодая женщина, мужняя жена, а вовсе не маленькая семилетняя девочка.

Ей двадцать восемь лет, и если кто-то обращается к ней по отчеству – Елена Павловна, – она воспринимает это как само собой разумеющееся. Так обращался к ней её начальник, Семён Ильич, когда она работала в стройтресте. Так её называли сослуживцы… Уже два года, как она оставила работу, и ей кажется, что всё это было жизнь тому назад.

Она садится в кровати, потому что гигантский раскалённый шар из её детства снова догнал её. Он навалился ей на грудь, пытаясь размозжить кости, вырвать сердечко. Она садится, потому что это первое желание, первая попытка защиты.

Что за сны и что за ночные мысли! – Ничего страшного, просто маленький экскурс в прошлое. Но почему именно это? Почему опять отвалы? – Ну и что? Как говорится, не всё коту масленица. Но теперь ты взрослый человек и способна управлять эмоциями.

Но ведь не страхами, нет?

Ах оставь! Ничего не случилось, просто никчёмное, глупое воспоминание. Такое старое, что весь его ужас именно в его отдалённости. Двадцать восемь – для юности это преклонный возраст. Период упадка и увядания. О боже, что за минор! Ведь ты всегда мечтала быть взрослой. Тебе этого хотелось и тебе это нравится, не так ли?

Да, ей нравится быть взрослой. Ей нравится быть ответственной за себя, за мужа и за сына. Ей нравится её жизнь, её квартира – ей всё нравится. Повзрослев, она научилась всему, и лишь одна наука осталась непостижна – это умение НЕ БОЯТЬСЯ.

Сегодня они легли рано и занимались любовью. Володя последнее время чересчур устает на работе, – как-никак третий год без отпуска, – и видимо оттого минуты близости у них теперь бывают всё реже и реже. Да ещё эта жара… Хотя сегодня он был великолепен.

Она улыбается в темноту, вспоминая его жаркие объятия и то, как он вспотел, бедняжечка, и как почти сразу же уснул, лишь только сделал своё дело. Она не пошла в ванну, он тихо положил голову ей на грудь и так лежал, и ей не хотелось его беспокоить. Когда муж уснул, она решила встать, – она чувствовала его высыхающее семя на своих бёдрах, – но продолжала лежать и слушать его ровное дыхание.

Она пыталась уснуть, но сна не было. В голову лезли разные мысли и все они почему-то были тревожными. И то, что тревога вырастала из ничего, как бы на пустом месте, ещё сильнее пугало её.

В темноте жужжит комар, щёлкают электронные часы, отмеряя ускользающее время, а она по-прежнему лежит без сна и вспоминает своё детство.

Для чего? Она не знает. Не спрашивайте её об этом. Просто ей отчего-то тревожно, и незваные мысли как тёмные ручейки просачиваются сквозь стену под названием ЗАБВЕНИЕ и затопляют её разум.

Отвалы… Откуда это воспоминание? Из каких древних глубин памяти оно вернулось к ней? Вот уже несколько ночей она плохо спит, это тяжело, это выматывает, и всему виной… кто? что?.. новый дом в деревне? Какая чушь! Это так замечательно, что у них есть теперь собственная дача. СОБСТВЕННАЯ ДАЧА. Она катает эти слова во рту, – и они ей нравятся. Но главное, безусловно, Серёжка. Нужно увезти его из города. Хотя бы на лето. Он такой слабый…

Карусель делает оборот, – и она снова на прежнем месте.

Малявка…

Как странно, столько лет она не вспоминала об этом случае на отвалах. Казалось – поросло быльём… Ан нет.

– И ты не спишь и думаешь о том, что было дальше…

– Хм, ну и что же там было дальше?

– Ты всё помнишь, но просто не хочешь себе признаться.

– Ах, прекрати, в чём я должна признаваться?!

– Ты замкнула дверь и выбросила ключ. Но то, что за дверью, никуда не ушло. Оно притаилось с той стороны, жадно припав к замочной скважине. Оно наблюдает за тобой из затхлой темноты чулана. Но так не может продолжаться вечно. Ты должна открыть дверь. Иначе оно вырвется само и тогда…

– О господи, что тогда!

– Ты должна вспомнить. В этом спасение.

– Что, что я должна вспомнить?!

– Твой брат спас тебе жизнь. А что было дальше?

– Ну, не знаю, мы, кажется, пошли домой…

– Но вы же собирались идти воровать помидоры.

– Ага, на Кудыкину гору… перестань, это, в конце концов, смешно!

– И больше ты ничего не помнишь?

– Почему, я прекрасно помню, как мы пришли домой и как ребятам досталось от отца, – да так, что они два дня не могли сидеть, – я всё помню!

– А за что он их порол?

– Как за что? За то, что мы ходили на отвалы!

– Но ты же знаешь, что это не так. С отвалов вы ушли сразу, а потом братья потеряли тебя…

– Замолчи!

– Вот видишь!

– Я прошу тебя, замолчи!

– Но ведь это было!

– Нет! Этого не было! Этого не могло быть!

– Эти слова: ИДИ КО МНЕ…

– О, я прошу тебя!

– …ИДИ КО МНЕ, МОЯ СЛАДКАЯ…

– Нет! Нет! О господи! Это всего лишь детские страхи, моё глупое воображение…

– Ты уверена?

– Да! Да! Я УВЕРЕНА! Я НЕ ХОЧУ, Я НЕ МОГУ ОБ ЭТОМ ДУМАТЬ! МНЕ НУЖНО СПАТЬ! ЗАМОЛЧИ!

Лена – Елена Павловна, взрослая женщина, – лежит в мужниной кровати, и сон не идёт успокоить её. И она плачет – совсем как маленькая семилетняя девочка. Она не знает почему, но ей СТРАШНО. Что-то ужасное гонится за ней, вот-вот ухватит – как хищная пасть, как волна, – НЕЧТО ИЗ ЕЁ ПРОШЛОГО…

Она так и не встала с кровати.

Будильник на тумбочке показывал начало второго часа ночи, когда она забылась.

1
ГЛАВЫ
345678910